проверенная компания
FRESH ONLINE BOUTIQUE®
Поиск
Каталог предложений
Дополнительно
Контакты
Адрес: online magazin, г. Ташкент, Узбекистан
Тел.: +998-90-9563430
Email: rafabatirov@gmail.com
Ф.И.О.: 8 800 301 - 90 - 70
Журнал
Дети: почему нам трудно с ними справиться?
27.02.2017 | Статьи

Нелегко завоевать авторитет без авторитарности. Но если мы поймем причины наших трудностей, то сможем лучше выполнять свою родительскую роль, считает детский психолог Галия Нигметжанова.

МЫ ВСПОМИНАЕМ СОБСТВЕННОЕ ДЕТСТВО

«Я ни в коем случае не хочу быть авторитарной, жесткой матерью! Но иногда он ведет себя просто безобразно, не знаю, что делать!»

Марина о своем 6-летнем сыне

Сегодня мы не говорим детям: «Ты будешь делать так, потому что я сказал!» – и стараемся не использовать директивных методов воспитания, испытанных когда-то на себе.

 

«В XX веке перед родителями стояли вопросы выживания и безопасности: главное, чтобы ребенок был здоров, сыт, одет-обут, – размышляет Галия Нигметжанова. – Личные границы устанавливались спонтанно и часто нарушались. Теперь выросшие дети вступают в родительство с идеей, что будут относиться к детям совершенно иначе. Они очень заботятся о том, чтобы желания детей осуществлялись».

И впадают при этом в другую крайность. На смену дистанции и отстраненности приходит слияние. А ребенку необходимо дать понять: вот здесь твои желания заканчиваются и начинаются желания другого человека.

МЫ БОИМСЯ КОНФЛИКТА

«Каждый вечер приходится часами уговаривать ее, чтобы она согласилась сделать уроки!»

Софья об 11-летней дочери

Мы так стремимся к теплым отношениям с детьми, что порой боимся даже мысли о конфликте.

«Да, конфликт может быть разрушителен, когда нас захлестывают эмоции и мы используем недопустимые средства: унижение, обобщения («Ты всегда…», «Ты никогда…»), обвинения, обесценивание».

Другое дело, если мы спокойно, но ясно выражаем свои чувства, используя так называемое «Я-высказывание». «Говорить о своих чувствах необходимо, но недостаточно, – подчеркивает детский психолог. – Ребенок нуждается в твердости. Ему важно видеть, что родитель не только переживает, но и умеет отстаивать себя, четко показывает ребенку границу допустимого. И наконец, предлагает решение проблемы, знает, что делать дальше».

В таком случае конфликт становится точкой роста. Ребенок видит, что штурвал семейного корабля в руках надежного капитана, – и это та модель поведения, которую он может взять на вооружение.

МЫ ЗНАЕМ О ТРЕНИЯХ В НАШЕЙ ПАРЕ

«Она слушает только отца, который ее балует, а не воспитывает, потому что редко с ней видится…»

Карина о 13-летней дочери

Иногда родители, особенно разведенные, используют ребенка как инструмент в своем соперничестве. Например, «назначают» его посредником, нагружают чужой ответственностью («Ты ведешь себя точно как твой разгильдяй-отец!»), которая ему совершенно ни к чему. А иногда один из родителей, не изживший обиду, делает все в пику второму, забывая о собственных ценностях.

«Вместо того чтобы бурно протестовать, лучше рассмотреть ситуацию в более широком контексте. Будет ли случившееся иметь значение для ребенка года через два? Помешает ли оно формированию качеств, которые я считаю важнейшими? Возможно, в таком ракурсе проблема покажется нам сильно преувеличенной».

Кроме того, детский психолог советует родителям договориться по поводу двух, максимум трех правил поведения, которые они считают главными. «Их надо придерживаться неукоснительно, а на все остальное смотреть гибко: в моем доме так, а в папином может быть по-другому».

В НАС ЕСТЬ НАСИЛИЕ

«Когда он начинает дерзко мне отвечать, я теряю голову; мне случалось его оскорблять, и я борюсь с собой, чтобы не дать ему оплеуху…»

Серафим о 15-летнем сыне

Чтобы довести нас до белого каления, постороннему человеку требуется приложить усилия, а при общении с ребенком раздражение накрывает с пол-оборота. Причины и в нашей личной истории, и в бессознательном «разочаровании», когда любимый ребенок вдруг вызывает у нас чувство вины, гнев на себя самих. А ребенок будто специально провоцирует нас на крик, шлепки, категорические запреты. И мы с первых его фраз попадаем в ловушку аффекта, не пытаясь понять, почему он ведет себя вызывающе.

«Он чувствует себя неуслышанным, непонятым, – объясняет Галия Нигметжанова. – Первый наш шаг – разобраться: что со мной, почему во мне такая буря чувств? На кого я злюсь на самом деле? А второй – выслушать ребенка и объяснить свою позицию: вот граница, здесь я не отступлю, а здесь возможны варианты. Тогда возможен третий шаг – поиск компромисса, сближение позиций, движение навстречу друг другу».

ВЕЛИК СОБЛАЗН ДЕЛАТЬ ВСЕ ЗА НИХ

«Я провожу свою жизнь, убирая: одежду, разбросанную по дому, их комнаты… Хуже то, что они, похоже, считают это нормальным!»

Лиза о дочерях 12 и 8 лет

«Я бы спросила эту мать: что с вами происходит, когда вы видите эти брошенные вещи?» – отвечает Галия Нигметжанова. Вариантов ответа может быть множество.

Может быть, мать приучала ее к идеальному порядку. Может быть, она не хочет, чтобы муж, вернувшись с работы, ее упрекал. А может, идеальный порядок в доме – знак того, что она нужна, она хорошая хозяйка, у нее все образцово. В зависимости от ответа становится понятно, что с этим делать: разбираться со своими установками, отношениями с мужем или с тем, что позволяет Лизе чувствовать себя ценной.

Как только она с этим разберется, придет и решение. И она сможет спокойно договориться с детьми о правилах поддержания порядка. Например, что в общих комнатах они свои вещи не разбрасывают, а в детской пусть все будет на их усмотрение.

МЫ СТАВИМ ПЛАНКУ СЛИШКОМ ВЫСОКО

«Я хочу, чтобы они научились помогать взрослым, но каждый раз все заканчивается скандалом!»

Павел о своих детях 7 и 4 лет

Ребенок – это не мини-взрослый: у него неловкие движения и избыток энергии, желание играть, не заботясь о состоянии рубашки или паркета… Ему потребуется время, чтобы освоить все границы и начать поступать «разумно». И все равно они будут действовать по-своему, не по-нашему! Ведь есть еще индивидуальные особенности, напоминает Галия Нигметжанова.

«Учитывает же хороший начальник сильные и слабые стороны сотрудников. И это работает! Почему же к детям мы подходим со стандартной меркой?» Когда речь идет об учебе, нас часто обманывают любимые фразы учителей: «Мог бы, если бы старался!»; «Если бы не ленился…».

Детский психолог предлагает отставить все эти «мог бы» и «если бы» и спросить себя: «А что происходит прямо сейчас?» Ребенок каждый раз забывает записать задание? Делает уроки по шесть часов? Вот из этой реальности и надо исходить, здесь вдумчиво и постепенно искать конструктивное решение.

Поделиться:
Цену на товар Вы можете уточнить у поставщика по телефону
Цену на товар Вы можете уточнить у поставщика по телефонам
+(99890) 9563430
или написав им письмо